+7 (3532) 30-56-20
г. Оренбург, пр. Дзержинского 2/2
+7 (3532) 30-56-20
г. Оренбург, пр. Дзержинского 2/2

- Если Вы знаете, в какую компанию идти, - идите. Если Вы уверены в стоимости вашей страховки, - платите. Если Вы знаете, как получить страховку, -получайте. Если у Вас много времени, - тратьте, - эти четыре правила успешного страхования сформулировал Алексей Алексеев. – Если вы сомневаетесь хоть по одному из названных пунктов, обращайтесь к профессионалам – страховым брокерам.

       А.А. Алексеев - личность в Оренбуржье довольно известная и авторитетная. Его имя связывают с многолетним руководством страховой компанией «СОГАЗ», а также Научно-техническим центром «Промбезопасность-Оренбург». Чуть больше полугода назад он открыл в Оренбурге первую страховую брокерскую компанию А.Г. "Страховые брокеры", реализовав таким образом свою давнюю мечту и… требования ФЗ № 313 «Об организации страхового дела в России». В название компании вошла фамилия «Гендель» - светлого ума человека, блестящего ученого, давнего партнера А.А. Алексеева – Григория Леонидовича Генделя, долгие годы руководившего «ВолгоУралНИПИгаз».

       Страховой рынок в России активно развивается уже второе десятилетие. Но можно ли назвать его цивилизованным? Почему в общей доле рассмотренных арбитражных дел о неисполнении обязательств договоры страхования составляют 14,5%? У всех на памяти трагедия в «Трансвааль-парке». Когда владельцы аквапарка обратились в страховые компании за возмещением ущерба, те им отказали, и арбитражные суды Москвы отклонили иски, поскольку договоры страхования не предусматривали покрытия риска ошибок проектировщиков.

       Риск-менеджеры, специалисты в области страхования есть даже не во всякой крупной компании, а что уж говорить о малом, среднем бизнесе… Вот и получается, подписав страховой полис и спрятав его в сейф, вы и не подозреваете, что сей документ не оберегает вас от повседневных угроз. Алексей Алексеевич рассказал один типичный пример. После анализа страховых документов оказалось, что практически половина магазина оказалась не застрахована, включая мансардный этаж и его инженерные сооружения, товарные запасы, офисное оборудование, сейф и наличные деньги в кассе, рекламные стеллажи и еще много-много позиций. В перечне «поименованных рисков» отсутствуют риски повреждения имущества при проведении погрузочно-разгрузочных работ, при перемещении товара внутри склада. Хотя стоимость страхования этих рисков невысока – порядка 700 рублей при лимите ответственности страховщика по этим рискам в 1 млн. руб. Вот и получается, случись что неладное, страховщики с легкостью уйдут от возмещения ущерба.

       - Мировая статистика говорит о том, что 99,5% живущих в мире людей не читают то, что написано в их страховых полисах, - рассказывает генеральный директор компании «А.Г. Страховой брокер» А.А. Алексеев. Но это, что называется, мировая картина страховой неграмотности. Может, у нас это выглядит не так грустно? – Я тоже хотел в этом убедиться и провел опрос руководителей подразделений, занимающихся страхованием в Оренбурге. Увы, положение не лучше. Как правило, руководители предприятий поручают подготовку договоров своим заместителям, а те, в свою очередь, обращают внимание только на стоимость страхования. Вот и получается, что страховщики сами определяют риски, акцентируясь на маловероятных или мизерных и уходя от тех, что наиболее высоки. Однако задача собственника компании прямо противоположная, он заинтересован, чтобы страховые выплаты не «улетели в трубу», а гарантировали защиту их собственности от наиболее вероятных рисков.

       Чтобы защитить интересы страхователей, федеральный закон № 313 создал институт профессиональных страховых посредников – страховых брокеров. Что это за профессия такая? Ее азам Алексей Алексеевич учился в Нью-Йорке и Лондоне и теперь осмысленно внедряет мировую практику на оренбургском страховом рынке. Почему институт брокеров не прижился сразу же с развитием страхового дела в России? Очевидно, потому что этому рынку необходимо было, что называется, отстояться. Да и потому что у нас, в России, все наоборот. Функцию брокеров поначалу взяли на себя филиалы страховых компаний, они, по сути, не являются страховщиками, страховщики – там, в Москве, в головных офисах. А задача местных «страховщиков» – набрать клиентскую базу, причем любой ценой, желательно, ставя клиента в такое положение, при котором ни один суд не подтвердит его право на возмещение понесенного ущерба. Страховые агентства, которые по закону тоже являются профессиональными посредниками между страховщиком и страхователем, в основном сконцентрировали свои усилия на работе с частными лицами. А рынок страхования оказался без профессиональных, независимых брокеров в неком извращенном виде. Правительство, да и Президент РФ обратили внимание на этот сегмент экономики после аварии на Саяно-Шушенской ГЭС, после лесных пожаров и сильнейшей засухи прошлого года и потребовали обязательного присутствия брокеров при заключении договора страхования юридических лиц. Очевидно, в ближайшее время будут внесены некоторые изменения в федеральное законодательство, которые позволят институту брокеров стать полноценным и обязательным субъектом страхового рынка.

       Получить лицензию на брокерскую деятельность не так-то просто. Надо иметь как минимум стаж 3 года руководителя страховой компании, а чтобы им стать, наверное, надо лет 5 отработать на разных должностях, освоить весь набор страховых продуктов от добровольного медицинского страхования до страхования грузов, профессиональной ответственности. Профессиональная универсальность, солидный опыт, знание рынка и умение анализировать множество составляющих как в стратегии, так и тактике страховых компаний позволяют брокеру увидеть все «подводные камни» и посоветовать клиенту оптимальный вариант в выборе страховщика и наборе страховых рисков.

       Как это происходит на деле? Алексей Алексеевич, не называя имен и названий компаний, рассказывает  об этапах работы с клиентом и страховыми фирмами.

       - В начале брокер оценивает риски, глобально влияющие на деятельность предприятия, затем определяет перечень и стоимость страхуемого имущества, оговаривает с клиентом франшизы, лимиты ответственности. Все это входит в один важный документ – заявление о страховании. Второй шаг – получение котировок, то есть предложений страховых компаний взять на себя риски и объем этих рисков. Все это вносится в котировочный лист и предоставляется клиенту.

       - По сути, это очень похоже на тендер.

       - Да, - подтверждает А.А. Алексеев. – Но дальше наступает очередной этап, который невозможен без профессионального посредника. Брокер никогда не пойдет на страхование, если почувствует угрозу невыплаты, и обязан привести клиенту свои аргументы.

       - Что при этом учитывает брокер?

       - Множество нюансов, информацию о страховой компании, поведении ее учредителей, факты крупных состоявшихся выплат или невыплат, попытки ввести в разделы «Исключения» пункты, невыгодные клиенту… Когда выбран оптимальный вариант, мы поздравляем страховую компанию-победителя и благодарим других участников с надеждой о сотрудничестве в будущем. Потом следуют заключение договора, подготовка полиса. Причем весь документооборот на стадии согласований идет чаще всего в электронном виде, что экономит время участников сделки. Брокер ведет этот процесс со стадии подготовки до факта выплат или завершения срока действия полиса.

       Мировая практика свидетельствует о том, что институт страховых брокеров очищает этот рынок от недобросовестных игроков, оптимально защищает права потребителя страховых услуг, делает страхование важным экономическим инструментом защиты любой собственности от неблагоприятных обстоятельств.